В большом зале администрации Орла 16 декабря прошли публичные слушания по вопросу благоустройства сквера Ермолова на деньги Сбербанка. Оттого, что в сквере планируется поставить сухой фонтан, требующий вырубки нескольких деревьев, тема вызвала недовольство части орловцев. Они-то, как ожидалось, и будут задавать тонус грядущей встречи. Однако горячей дискуссию назвать было сложно. И сторонники обновления сквера, кажется, с легкостью одержали верх. За мероприятием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

 Еще за полчаса да начала слушаний зал мэрии был практически заполнен. Отыскав себе место где-то в передних рядах (выбирать особенно не приходилось), закинул туда сумку и осмотрелся. Впереди меня литературно сидела девушка, как и полагается, - с собачкой. Ее, собачку, кажется, наплыв людей не смущал вообще ни капли. Напротив, вызывал тоску и ленную усталость. Поэтому собака пару раз взглянув на подошвы снующих ботинок, улеглась спать прямо там, где и была. Короче говоря, на полу. Тем более что и мэр города давеча говорил, что с собаками пущать надо везде. А где не пущать – там напишут в отдельных правилах. И коли уж пустили, то почему бы не поспать.

Тем временем по рядам чиновников, - а сидели они, разумеется, на первом же из многих, - почувствовалось какое-то легкое возбуждение. Я никак не мог отыскать, чем оно вызвано. Как вдруг один из них натурально – встал!

В том смысле, что буквально вскочил с места и ринулся куда-то через весь зал.

Господи ты боже мой, подумалось. Да что же это происходит. Неужто сам Клычков, ну, или ОБЭП, пожаловали?..

Смотрю в сторону, куда стремглав несся чиновник, и не верю своим глазам – почти как Тургенев анфас, в зал входит краевед Виктор Ливцов. А к нему уже идет не один, а сразу два чиновника. Дабы сразу, на месте, засвидетельствовать ему свое почтение и потрясти руку. Ливцов трясет руку в ответ, улыбается, говорит что-то доброе или несущественное, и садится в поджидавшее его кресло.

Следом в зал заходят депутаты – Куцын и Перелыгин. Первый проносится к задним рядам, последний деловито осматривается. Ведь рядом телеоператор. Нужно протокольно попасть в кадр. Мол, и я тут тоже был.

В зале уже почти не остается места. Как тут, в 15:50, из дверей выплывает фигура бородатого координатора движения «Граждане Орла» Вадима Неврова. Он идет уверенным шагом. И он – хмур. Что, в общем-то, вполне объяснимо. Весь вечер накануне Невров бродил в темноте по скверу Комсомольцев. И мысли то омрачали, то, напротив, просветляли его общественную голову.

- Вадим! – раздалось откуда-то сзади. Кричали соратники.

Вадим видит; и, что важнее, идет на голос. Кивает единомышленникам, занимает свое место, достает из рюкзака листовки и начинает раздавать всем желающим.

В тот же миг в дверном проеме появляется депутат от КПРФ Иван Дынкович. Марксистским взглядом он оценивает обстановку. «Наших, похоже, нет», - будто говорит он всем своим видом. Коммунистов, кроме Дынковича, и я, признаюсь, больше не вижу. Из сталинистов Иван здесь и вовсе совершенно точно один. Поэтому, постояв несколько секунд, он куда-то исчезает. «Один шаг назад, два шага вперед», - подумалось в этот момент.

До начала мероприятия остаются считанные минуты. Кто же еще почтит его своим присутствием? Неужели первый вице-спикер облсовета Михаил Вдовин. Да, это именно он быстрым шагом входит в зал и направляется к своему месту. Из-под его черного пиджака торчит рубаха, которая в свете казенных фонарей почему-то отливает кабачками. Вдовин проходит мимо пропускающих его горожан и занимает место аккурат рядом с Невровым. Но Невров в этот момент вскакивает и теряется в толпе.

В 16:00 мэр Орла Василий Новиков, заняв свое место в президиуме, объявляет о начале публичных слушаний. Тут же, как черт из табакерки, перед столом возникаем Невров и раздает чиновникам листовки. А потом так же быстро исчезает. Кажется, мэр даже и не понял толком, что это было.

- Как хоть нам проблему эту решить? – обращается ко мне сидящая по соседству женщина, пока Новиков настраивает микрофон.

- Какую, - говорю, - проблему?

- Ну, отменить лимит на поездки по проездному! - отвечает она.

Я невольно бросаю взгляд на плакат-проект с обозначенной на нем темой публичных слушаний и впадаю в замешательство.

- К президенту, - говорю, - не пробовали обращаться?

- Лежит больше тысяч подписей у него, - небрежно замечает женщина. А я думаю, что, мол, проблемы-то у всех разные. Даже не публичных слушаниях по благоустройству сквера.

Мэр Орла объявляет регламент мероприятия. Сначала-де выступает основной докладчик, затем выступления остальных и прения. Все строго по времени. Работаем, - говорит, - два часа без перерыва. Правда, с основным докладчиком возникала, кажется, заминка. В качестве такового вышел первый замглавы администрации Олег Минкин и по сути сразу же передал слово начальнику управления градостроительства Владимиру Плотникову. Но и тот, впрочем, тоже оказался немногословен. Чиновник несколько слов сказал о точках притяжения людей, а также о том, что сквер Ермолова еще в начале нулевых должны были сделать с фонтаном в центре. Но денег на работы не было, поэтому спустя десять лет сквер, по сути, лепили из того, что было. И – что можно было достать задарма; в идеале – вообще без платы. Так что, если вспомнить, памятник полководцу, и тот строили за народные средства.

Предметно о проекте благоустройства рассказала директор «Фонда культурное движение», имя которой сразу никто не запомнил. В общем-то, по началу ее никто и не увидел, так как девушка решила сидеть в темноте и спиной к залу, общаясь с народом посредством комментариев к побежавшим по экрану слайдам.

- Включите свет!

- Что это за архитектор. При свете что, стыдно?!

Примерно такие возгласы сопровождали первые минуты выступления девушки-архитектора.

- Граждане, скажите, в чем дело? – через несколько минут, внезапно будто бы проснулся мэр, которого будто бы разбудили слишком шумные комментарии.

А то не видно, что света в зале нет. В чем же еще дело может быть. Спасибо газом уже не пахнет.

- Включите, - наконец, осознав, что все находятся во тьме и он в том числе, попросил Василий Новиков.

Свет включили. Заодно мэр представил и девушку. «Татьяна, - говорит, - Сергеевна Краузе». Просить любить и жаловать смысла уже не было. Реноме было подпорчено еще в темноте.

Тем не менее Татьяна Сергеевна, вот уж, кто молодец, не унималась. А долго и упорно дирижировала такими словами как «единый стилистический вид», смысловая нагрузка» и, конечно же, «точки притяжения».

В общем-то, суть проекта можно было описать и без всей этой «фундаментальной» чепухи. В сквере Ермолова полукругом со стороны истфака выпиливаются деревья (как говорят авторы проекта, с максимальным их сохранением и дальнейшей пересадкой в другие места), там строится входная часть и сухой фонтан. Далее сквер Ермолова стилистически соединяется со сквером Лескова и сквером Маяковского. Стоянка по периметру этой территории запрещается. Появляется так называемая пешеходная зона. В сквере Маяковского, там где обычно летом устанавливают шатры с пивом, строят «фундаментальный» павильон, в котором расположится информационный центр для туристов и посетителей объектов культуры. По периметру также появятся и другие арт-объекты. Но – менее фундаментальные, потому как более – уже, по всей видимости, некуда.

«Дискотечное место превратиться в место памяти знаменитых людей. Фонтан же не призван затмить памятник Ермолову, а наоборот, должен лишь подчеркнуть его фундаментальность», - отметила Татьяна Сергеевна.

В этот момент в зале зазвучала классика, и собравшимся продемонстрировали видеоролик о том, как преобразятся скверы. По его окончании зал прогремел аплодисментами.

 Далее мэр начал приглашать тех, кто хотел выступить. И первым из них стал Виктор Ливцов. Он тут же сказал, три сквера – это «узловые и исторические участки города».

- Никогда не ставился вопрос о комплексном благоустройстве этого места. И сегодня представлен гармоничный проект, в котором все три части учтены. Сегодня сквер превратился в лес. Сквер должен подстричься, - разом приговорил краевед с десяток деревьев. – Народу нужно открыть Ермолова. Я поддерживаю этот проект.

Вторым выступающим стал Вадим Невров. Его острая борода возвысилась над окружающими, и он вышел на трибуну.

- Наше движение против строительства фонтана в сквере Ермолова, - он начал с простых вещей. И ему тоже аплодировали, но – реже. – Общество разделено 50 на 50, - привел он весьма неоднозначные цифры. По крайней мере в этот вечер они явно были выше у тех, кто поддерживает благоустройство. Невров же продолжал. Сейчас он выступал как экономист. «Давайте сначала позаботимся о том, чтобы бюджет был доходным, а потом уже будем решать, где фонтаны ставить», - заявил обладатель столыпинской бороды.

С такой логикой, в Орле последние лет 15 в принципе ничего нового не должно было появляться. Доходным последний раз бюджет был на заре нулевых, и то – относительно. Но оратор уже перешел к следующей ипостаси и вещал как архитектор об «архитектурной конкуренции».

- Хотел бы спросить у прокуратуры, куда смотрит надзорное ведомство? – внезапно выстрелил Вадим Невров.

Потом он похвалил чиновников за то, что те научились делать красивые презентации. Но тут же поспешил влить в бочку ложку дёгтя. Дескать, ничего общего с реальностью они не имеют. Тут мы даже в какой-то части согласимся с выступающим на примере реконструкции орловских набережных, на которых после этой реконструкции не оказалось в денежном эквиваленте несколько миллионов рублей. 

Невров понял, что поймал коня за гриву и напомнил про мост «Дружбы». Тут уже даже самые неактивные решили ему поаплодировать.

- Мы против фонтана в сквере Емолова, - повторил оратор.

В этот момент в зале появился плакат: «Молодежь – за благоустройство сквера Ермолова».

Следом выступил Владимир Наумов.

- Я, - сказал он, - был против. А постепенно пришел к выводу, что новые ребята поступили правильно.

Каких еще «новых ребят» земляк имел в виду, он не уточнил. Зато поделился ценным замечанием:

- Цельное всегда важнее частного.

Наумов дал понять, что коммунистам он не чужд. И проект поддерживает.

- Город все-таки культурный, - добавил он и покинул трибуну.

Светлана Свеженцева, член Союза художников России, как всегда говорила в защиту деревьев и о защитных зонах памятников. Но явила себя не только как художник.

- Мы говорим о том, как лучше влезть в чужую квартиру. Через дверь или через форточку. По закону же – нельзя никак, - уже как юрист со знанием уголовного права отметила Свеженцева, имея в виду, что сквер находится в охранной зоне двух памятников.

- А как же красоту наводить? – послышалось из зала.

- А красоту наводить должны художники и архитекторы! – ответила Свеженцева.

Вряд ли это был комплимент и одобрение деятельности автора проекта благоустройства сквера. Но тем не менее, слова из песни, что называется, не вытянешь. Зато чем ответить было у начальника управления по охране памятников Сергея Семиделихина.

- Сквер Ермолова не является объектом культурного наследия. И памятник Ермолову не внесен в госреестр. Не позволяйте вводить себя в заблуждение, - обратился Самиделихин к залу. В зале, впрочем, каждая из сторон восприняла эти слова по-своему…Чиновник этого не понял, но на всякий случай крикнул в микрофон: «Я лично поддерживаю фонтан». Какой именно фонтан - он не уточнил.

- Сквер – это овеществленный труд наших людей, - заявил соратник Неврова Илья Ермаков и сразу же стал близок коммунистам. Посмотреть на него сверху решил даже Дынкович. Он как глыба отбросил тень с балкона. Но быстро понял, что перед ним не коммунист и снова исчез. Ермаков же заявил, что вместе со своим движением он будет бороться против фонтана что есть сил.

Также слово дали председателям домкомов и директорам школ. Они поддержали проект. «Принимать надо, даже не обсуждая», - заявила, например, Ольга Цветкова. Житель одного из домов на улице Комсомольской по имени Владимир пошел дальше и сказал: «Сам Бог велел на этом месте сделать фонтан». Молодежь высказывалась в духе: «Я голосую за проект, чтобы качество жизни горожан улучшилось». Одна из пенсионерок заявила, что перед тем как начать благоустраивать площадь Содружества и сквер Юность тоже было много противников, но как только эти места отремонтировали – они стали полны молодежи и родителей с детьми. «Молодежь хочет, чтобы сквер выглядел достойно! Молодежь за благоустройство!», - декларировал очередной оратор.

В конце концов стало понятно, что дело движется к завершению. Прежде всего это понял мэр. Но тут к микрофону словно пантера понесся Михаил Вдовин.

- Я, - быстро заговорил он, – даже подготовиться не успел толком. В темноте речь писал. Меня никто не просил выступить. Поэтому это моя личная позиция.

И он донес эту позицию до зала: сквер благоустраивать надо. Делать это необходимо в соответствии с законом. Деревья попытаться максимально сохранить. А парковку – убрать куда подальше. Хотя бы даже и за километр. Потому что «центр должен быть без машин».

Вдовин все сказал. Теперь его рубашка казалась белой. А Василий Новиков поставил вопрос на голосование. Как и ожидалось, подавляющее большинство собравшихся подняли руку за благоустройство сквера в соответствии с тем проектом, который показали горожанам. Противники благоустройства оказались в меньшинстве. Дальше окончательное согласование начала работ предстоит принять горсовету. Работы, как сообщалось ранее, запланированы на весну 2020 года.

…К концу публичных слушаний проснулась собака, которая спала под креслом впереди. Открыла глаза, зевнула, и пошла вслед за своей хозяйкой. Человеческие пересуды, пусть и по важным вопросам, оказались ей совсем неинтересны.


 

Денис Волин