Железнодорожный районный суд Орла поздно вечером 27 сентября отказал следствию в аресте экс-директора фирмы «321 ВСУ» Артура Шлейхера, более известного в регионе под фамилией Саркисов. Он работал на подрядах с крупным госфинансированием при губернаторе Вадиме Потомском. Его обвиняют в хищении более чем 85 миллионов рублей бюджетных денег. По данным следствия, Шлейхер выводил деньги по хитрой схеме, а «исчезали» они странным образом в Санкт-Петербурге. Впрочем, сам подозреваемый виновным себя не считает. За заседанием по избранию меры пресечения наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Заседание было назначено на 16 часов. В коридоре суда родственники Шлейхера, представители Следственного комитета, прокуратуры, а также журналисты. В какой-то момент в конце коридора появился подозреваемый. После двух ночей, проведенных в ИВС, он выглядел слегка помятым. Не таким, как на пресс-конференции неделей ранее, на которой Саркисов-Шлейхер заверял всех, что уголовные дела против него прекращены. Тогда он бы в выглаженном костюме и говорил о честности. Как выяснилось, врал он с самого начала, прямо с тех самых пор, когда представился безработным…Но обо всем по порядку.

- Здравствуйте, - с угрюмой улыбкой поздоровался Шлейхер с журналистами. В этот момент в зал его заводил конвой. На руках у подозреваемого бряцали наручники. Костюм сменили джинсы и темно-синий джемпер.

Ходатайство следователя по особо важным делам Павла Бурилина рассматривала судья Ольга Авраменко, несколькими днями ранее оштрафовавшая на 40 тысяч рублей автослесаря, назвавшего в комментариях в соцсетях президента Владимира Путина не очень приятным словом.

- Вы к уголовной ответственности привлекались? – поинтересовалась председательствующая у Шлейхера, занявшего место в стеклянном «аквариуме».

- Нет, - ответил Артур.

- Вы трудоустроены?

- Да, - внезапно ответил подозреваемый.

Тут уже слово попросил следователь.

- Артур Алексеевич, а почему на допросе вы заявили, что являетесь безработным?

- К моей персоне слишком большой интерес. Я не хотел, чтобы это как-то сказалось на моем работодателе, - ответил Шлейхер, который неделю назад, как он сам говорил журналистам, был с ними абсолютно честен. Оказывается, еще с 1 августа он работает в качестве финансового директора одной из орловских фирм.

После того, как судья разъяснила подозреваемому его права, его адвокат неожиданно попросил сделать заседание закрытым. Вещавший неделей ранее о гласности Артур Саркисов-Шлейхер внезапно тоже поддержал ходатайство о выдворении журналистов за дверь. Дела, однако. Вчера ты жалуешься, что СМИ не пытаются тебя выслушать, сегодня – гонишь их прочь. Впрочем, суд аргументы защитника подозреваемого не убедили, заседание продолжилось в открытом режиме.

Слово взял следователь Бурилин, чтобы представить свою позицию. В частности, он поведал суду версию следствия, согласно которой Артур Саркисов-Шлейхер похитил более 85 миллионов рублей. Дабы сильно не мешать СК работать, перескажем эти обстоятельства в несколько урезанном режиме. Как любят говорить юристы, «в интересах следствия».

Как признавался сам Саркисов-Шлейхер, в Орле он начал работать на подрядах с Перинатального центра. Затем медленно, но верно перекочевал на стадион им. Ленина, который до сих пор прозябает в ужасающем состоянии, а после – его познакомили с питерским приятелем семьи тогдашнего губернатора Вадима Потомского – Владимиром Дорофеевым. Он на тот момент возглавлял отданное в область депутатами горсовета  муниципальное предприятие «Орелгортеплоэнерго». Теперь оно – госпредприятие. Зачем это было сделано, можно легко догадаться, если почтить акты проверки «Орелгортеплоенерго» аудиторами КСП и уголовные дела Дорофеева, а также самого Шлейхера. Но – к версии следствия.

Владимир Дорофеев

Согласно ей, в 2016 году «Орелгортеплоэнерго» в лице Владимира Дорофеева и «321 ВСУ» в лице Саркисова-Шлейхера заключили, без имеющейся необходимости, несколько договоров займа на общую сумму свыше 80 млн рублей. Займы предоставлялись на производство работ по строительству социальных объектов в Орловской области (!). Эти деньги, как уверено следствие, на эти цели направлены не были.

Вместо этого Саркисов-Шлейхер заключает договор об оказании брокерских услуг с питерской компанией «Элби». «Элби» приобретает для «321 ВСУ» и передает ему векселя. (одной из фирм-участников операции, кстати, числится ООО «Экотек», компания со схожим названием, напомним, работала с мусором в Орле, ее хозяином являлся двоюродный брат Вадима Потомского. «Экотек» имело филиал и в Питере. Одна и та же компания, или просто совпадение?- прим.ред.)  После чего следует череда финансовых манипуляций с этими векселями. Затем «Орелгортеплоэнерго» зачем-то переуступает право требования по обязательствам договоров процентных займов с «321 ВСУ» питерской фирме «Промэлемент». Та, в свою очередь, заключает договор с «321 ВСУ» Шлейхера о продаже ей векселей. После в схеме появляется еще одна (!) питерская фирма, которая тоже производит манипуляции с векселями. В конченом итоге сумма свыше 80 млн рублей расхищается Шлейхером и «неустановленными лицами» госкомпании «Орелгортеплоэнерго». Еще свыше 5 млн рублей те же субъекты, по данным следствия, похищают в контексте договора на строительство котельной на улице Генерала Жадова в Орле.

«Похищенными средствами Шлейхер и неустановленные лица «Орелгортеплоэнерго» распорядились по своему усмотрению», - представил свою позицию следователь Бурилин.

Следователь также отметил, что им была изменена часть статьи 159 УК РФ, по которой обвиняется Шлейхер, - с 7 на 4. Как пояснил следователь Бурилин, следствие пришло к выводу, что «в деянии подозреваемого не было предпринимательской деятельности». «Юридическое лицо при заключении договоров он использовал только для совершения преступления», - отметил следователь. Отметим, что переход на 4 часть статьи 159 УК РФ нельзя назвать смягчением обвинения, поскольку обе названных части предусматривают наказание – до 10 лет лишения свободы.

После оглашения версии обвинения следователь попросил заключить подозреваемого под стражу, так как тот может скрыться от следствия и суда, может угрожать свидетелям и скрыть или уничтожить доказательства по делу. В качестве подтверждения того, что Шлейхер может скрыться, следователь сказал, что тот «после совершения преступления» сменил фамилию, а также предпринял попытки получить загранпаспорт на новую фамилию. В рапорте сотрудника ОБЭП о проведенном ОРМ говорится, что Шлейхер планировал покинуть территорию РФ и скрыться в Азербайджане.

Судья поинтересовалась у Шлейхера, зачем тот сменил фамилию. На это подозреваемый ответил, что в детстве из-за своей прежней фамилии он постоянно испытывал на себе проявления ксенофобии. Версию о попытке скрыться в Азербайджане он назвал несостоятельной по той причине, что имеет армянские корни (по отцу, мать Шлейхера – азербайджанка): «Меня там просто убьют». На это следователь Бурилин заметил:

- Война между Арменией и Азербайджаном официально не объявлена. А фамилия Шлейхер – не армянская. Она не может помешать ему туда отправиться.

Шлейхер и его адвокат с этим не согласились. Подозреваемый еще раз заявил, что не считает себя виновным, и поэтому, в том числе, он не намерен скрываться от следствия.

- В моих интересах это до конца довести и доказать, что я не виновен, - сказал Шлейхер.

Председательствующая поинтересовалась, всегда ли подозреваемый являлся к следователю с 2016 года, когда в отношении него были возбуждены первые уголовные дела. Шлейхер ответил, что всегда. А за пределы Орловской области он выезжал либо с согласия следователя, либо в тот момент, когда уголовные дела прекращались. Он несколько раз был в Москве, а также около двух месяцев провел в Хакасии. Это период, по всей видимости, связан с тем, что он являлся советником главы Хакасии Валентина Коновалова.

Артур Саркисов, на фото второй справа, объясняет Потомскому, как много можно сделать на стадионе

Адвокат Шлейхера назвал аргументы следствия по избранию меры пресечения в виде ареста необоснованными и попросил отпустить своего подзащитного. Следователь и прокурор настаивали на аресте.

- Он не имеет прочных социальных связей, сменил фамилию, что позволяет ему покинуть Россию и уехать в Азербайджан. Более того, он уже предпринял попытку получить загранпаспорт после смены фамилии. Ходатайство следователя считаю законным и обоснованным. Иная мера пресечения, за исключением ареста, не обеспечит участие подозреваемого в уголовном процессе, - отметил прокурор Владимир Корнеев.

Адвокат Шлейхера попросил реплику и заявил, что в ходатайстве следствия «ничего кроме тяжести статьи нет, а доводы следствия – голословные».

После того, как судья отправилась в совещательную комнату, Артур Шлейхер обратился к следователю; в этот момент подозреваемого в наручниках выводили из «аквариума»:

- Павел Васильевич, можно вас на одну минуту?

Следователь Бурилин ответил:

- Артур Алексеевич, у нас с вами будет еще много времени и встреч, чтобы пообщаться.

Однако, по всей видимости, встречи эти будут происходить не в СИЗО, куда следствие планировало заключить Шлейхера, а в кабинете на ул. Комсомольской, где располагается областное управление СК. Спустя два часа судья Ольга Авраменко вынесла решение: в ходатайстве СК отказать, Шлейхера – отпустить (на памяти «ОН» орловский суд едва ли не впервые с такой скрупулёзностью проверял доводы следствия о необходимости заключить подозреваемого под стражу  - прим.ред.).

«С момента совершения деяния, которое ему инкриминируется, прошел длительный промежуток времени, каких-либо данных о том, что он в этот промежуток времени оказывал давление на свидетелей или пытался скрыть письменные доказательства, суду не представлено, одна лишь тяжесть обвинения не может являться достаточным основанием для избрания наиболее строгой меры пресечения в виде заключения под стражу», - отметила в своем решении председательствующая.

В тот же миг Шлейхера освободили. Домой он отправился уже без конвоя. Дожидаться окончания следствия он будет на свободе. Если, конечно, следствию не удастся обжаловать решение районного суда…


Денис Волин