В Орле в пятницу 13-го состоялась экологическая пресс-конференция, на которой обсуждались вопросы мусорной реформы и экологической ситуации в областной столице в целом. Организаторами мероприятия, как и месяц назад, выступили общественники из движения «Граждане Орла» и их постоянный гость Юрий Парахин, который намерен реализовать на полигоне ТБО инвестиционный проект, включающий его рекультивацию. Директор «Зеленой рощи» Александр Ворожбит, как и в прошлый раз, не пришел. Но на этот раз причина уважительная: в его кабинете с самого утра работали сотрудники ОБЭП.

Пресс-конференция началась с выступлений. Модератор Вадим Невров заранее попросил журналистов не расходиться после мероприятия. «Хотелось бы с вами выпить, - начал он. И собравшиеся сразу приободрились, в том смысле, что приготовились внимательно выслушать продолжение. Но разочарование, хотя, быть может, и нечто противоположное, быстро вернуло все в рабочее русло. «…кофе или…чая», - уточнил модератор и быстро перешел к проблемам.

По его словам, свалка на ул. Итальянской продолжает гореть. Ага, пресс-конференции, стало быть, потушить ее пока не помогают. «Целый месяц идет задымление. Мы выкладываем фото, вызывается МЧС, но своими силами затушить ее не могут», - сказал оратор. Странно, честно говоря, это слышать. Если уж пожарные не могут, то кто же, в таком случае, может? Помнится, несколько лет назад, еще при Потомском, духовенство в Ливенском районе собралось, чтобы помолиться с целью вызвать дождь. Первые попытки терпели фиаско. Но потом в район приехал старец Илий и молитва наконец возымела нужный эффект. Хляби небесные разверзлись, и дожди, без предупреждения, полили.

Вот и подумалось от слов Неврова, неужели снова старцу придется ехать в Ливны? Хотя – какой там дождь. Тут уже если что-то из хлябей и пойдет, то только «белые мухи», как говаривал один из орловских губернаторов Козлов. Смогут ли они остановить горение, честно говоря, не понятно.

Невров, с бородой то ли как у Столыпина, то ли как у первого председателя орловской думы Муромцева, распространялся о недовольствах и «информационном вакууме» со стороны «Зеленой Рощи». Он сказал, что его движение решительным образом разорвало соглашение с региональным оператором. «Обратной связи нет», с прискорбием констатировал общественник.

Директор «Экосити» Парахин слово подхватил и повернул его в сторону более предметную, а именно - мусора. Он говорит, что 126 тыс. тонн отходов уже принял его завод. Есть еще закрома, куда запихнуть остальное. Но вот не понятно, будет ли оно, это остальное?  Поэтому Парахин перешел к экономике. Рассказал, как перераспределяются деньги, которые жители платят за вывоз мусора. «Перекос просто в сторону транспортной компании в 4-5 раз», - сказал Парахин. На что же тогда перерабатывать? «Самый низкий тариф – это захоронение», - сказал он. Парахин рассказал о воздушном шарике, который некто надул. И за воздух, который находится там, будут платить жители Орла, прибег к метафоре Парахин.

Он также рассказал о суде с департаментом ЖКХ. «В чем интерес нашей компании?», – вдруг начал он об интересах. Но быстро стало понятно, что речь лишь о вещах общих, с интересами конкретных бенефициаров мало что общего имеющих. Кто ж о своих интересах всю правду расскажет. Даже Ленин и тот говорил, что о таких вещах обыкновенно никто не распространяется, их, дескать, самим искать нужно.

Тем временем Невров внезапно вспомнил инспектора Шпектора из Общественной палаты, который недавно заезжал в Орловскую область и что-то важное говорил о тарифах. Но после того как Парахин взял микрофон, стало понятно, что ремарка о важности – довольно субъективна. Парахин ее даже не заметил.

Большая часть выступления «хозяина» полигона – это повествование о проблемах конкретной и частной мусорной компании. Такие проблемы, в общем-то, есть в каждой компании. Есть несогласие с тарифами, и «проволоку для обвязки тюков» все то же покупают по-разному. До всего этого жителям едва ли есть дело. Почему? Потому что мусор должен вывозиться, а в городе – должно быть чисто. Кто это делает: Парахин, Иванов, Петров или Сидров, - по большому счету, все равно.

«Экосити» нет смысла работать за 21 рубль», - между тем сказал Невров, то ли пытаясь обосновать необходимость повышения отчислений в сторону этой компании, то ли с целью подставить трамплин для ее элегантного сливания. Как будто кто-то его об этом просит. В смысле, работать за 21 рубль. На дворе 21 век, рынок, не будешь ты, будут другие. Поколение Парахина выбрало такой путь развития России, когда автор этих строк только задумался над тем, чтобы пойти в школу. Чего теперь возмущаться-то?.. Поэтому интересы Парахина, наверное, важны для него самого, и для Неврова. Но жителям, думается, все-таки важнее, чтобы все участника рынка понимали, что речь идет именно о мусоре, а не о золоте, нефти или газе. И поэтому требовать от, признаемся честно, нищего населения Орловской области вытряхивать карманы, собирая последние гроши, за вывоз пустых бутылок и пакетов из-под молока – это как минимум странно.   

Далее Парахин пожаловался на «Зеленую Рощу», которая, по его словам, не оплачивает услуги «Экосити». «На предприятии уже не хватает средств, чтобы оплачивать ГСМ, зарплату и налоги», - сказал Парахин. И добавил, что страдает не он один. Есть и другие страдальцы на рынке. По подсчетам Парахина, более 80 млн рублей  - это долги Ворожбита перед заводом. «Полигон во Мценске тоже остановил работу. Хотелось бы посмотреть в глаза Александра Владимировича и тех, кто верховодит им», - прямо заявил Парахин за глаза.

Правда, Ворожбиту жаловаться на, как ему могло бы показаться, немужской поступок оппонента не имеет смысла, он и сам старательно прячется от прессы, да и вообще от всех. Сегодня, правда, к нему пришел ОБЭП, как уже и говорилось в начале, поэтому, что называется, форс-мажор…

Далее Невров снова вернулся к необходимости тушения свалки. Наступает мороз, сказал оратор. А свалка горит. Ничего ее не берет. Ни холод, ни пресс-конференция, ни МЧС. На этих словах почему-то снова появляется неловкость. Если не МЧС, то все-таки кто?..

«Сотрудничество с «Зеленой Рощей» была нашей попыткой наладить отношение с областной властью», - сказал Невров. В начале, говорит он, сотрудничество было хорошим. А потом почему-то все стало сначала не совсем хорошим, а потом и вообще плохим. «Летом Ворожбит занимал конструктивную позицию, и никто не ожидал, что к зиме так произойдет. Мы не понимаем сейчас, что эти ребята делают». Относительно того, что «никто не ожидал», это он, конечно, погорячился. «Орловские новости», например, не то что ожидали, но и предупреждали об этом.

Невров же добавил, что соглашение расторгается «до лучших времен». Об их наступлении, по всей видимости, проинформируют дополнительно.

Парахин тоже решил сказать что-то по поводу свалки. Он отметил, что пока из семи участков «Экосити» имеет только три. И горят те, что не у него. «Горит участок администрации города Орла», - сказал Парахин.  Поэтому разрешить эту проблему он не может. «Мы бессильны», - признался арендатор полигона. На фоне слов о том, что горение не могут потушить даже пожарные МЧС, его заявление, скажем прямо, вызывало лишь сочувствие.

Еще Парахин сказал, что «все обман», что касается того, что полигон не принимает строительные отходы. Этот вопрос он тоже спихнул на «Зеленую Рощу». «Каким образом вообще эта компания работает на нашем рынке», - вдруг задался вопросом Парахин спустя год с момента ее появления в регионе. Образно говоря, никак, будто бы не успел договорить оратор. Но не договорил.

Пришло время вопросов. С первыми тремя к организаторам обратилась главред «Орловской городской газеты» Екатерина Глазкова: какая цель завышения объемов мусора, который должен принимать завод (речь о том, что чиновники полагают, что в регионе мусора больше, чем полагают в «Экосити»)? И сколько ежемесячно собирает Зеленая Роща с населения? Планирует ли Зеленая Роща повысить тариф для населения?

- Понятно, что кому-то это надо, - читай не ответил на первый вопрос Парахин. Ведь всегда кому-то надо. А кому не надо – тот туда и не лезет. Конкретных фамилий, как обычно бывает, никто не назвал. Вместе с тем Парахин сказал, что если объем завышают, то мощностей завода не хватает. «А значит, надо построить свой свечной заводик. А потом направлять туда воздух», - отметил Парахин. «Могу только догадываться, что это делается для введения нового завода».

Тут Невров не выдержал и налил себе чашку чая. Правда, сделал пару глотков и поставил ее прямо на пол.

- В чем основная тревога, - начал он, - хочу добавить!

- Да зачем хоть вы…, - попыталась остановить испившего чаю Неврова Глазкова.

Но его было не остановить. Он вдался в рассуждения. И быстро закончил.

- Можно я продолжу? – не обращая внимание на Невпрова, спросила Глазкова.

Парахин продолжил отвечать на ее вопросы. Журналистов также интересовало, почему заинтересованные лица не просят от депутатов внести вопрос полигона в повестку сессии облсовета. Невров заявил, что у него «установлен контакт» с Леонидом Музалевским. Стало быть, «будем обращаться». Но вскоре признался:

«Да не пускают нас в облсовет!».

То есть от контакта с Музалевским и понимания с Ольгой Пилипенко, по всей видимости, толку мало. Раз даже в облсовет, который возглавляет как раз Леонид Семенович, с такими вот коммуникациям попасть невозможно. Остается надеяться, что хотя бы о погоде эти господа поговорить меж друг другом могут не с хмурыми лицами. И в тех местах, для попадания в которые не требуется дополнительного разрешения.

Еще одним вопросом, поднятым на пресс-конференции, стала опасность распространения «паров» ванадия, захороненного на полигоне в количестве более 25 тонн. Модератор встречи выступил с горячей отповедью на тему общей борьбы с ванадием. Пафос речи, впрочем, нарушила Екатерина Глазкова.

- Вы кому сейчас это все говорите? – перебила она Неврова.

- Я о своем отношении к ситуации говорю.

- А…

Внезапно на кресле для ораторов появился человек, который все контролирует в сфере ЖКХ в рамках своей общественной организации.

- Я готов перекрыть дорогу, - заявил он, рассказывая о своих тяжелых взаимоотношениях с чиновниками. С таким механизмом воздействия он пытался до них достучаться. Но для начала, сказал он, решил обратиться к губернатору. С надеждой, что он «защитит мирное население нашей области».

Между тем еще в 2017 году суд обязал муниципалитет вывезти ванадий с полигона. Решение никто не исполнил. Юрий Парахин, отвечая на вопрос, как так, сказал: «Надо было требовать не вывоза, а срочнейшей рекультивации. А сейчас, те кто зарабатывал на ввозе этого ванадия деньги, разводят руками», - сказал Парахин. К завозу ванадия на полигон, заявил он, причастен экс-директор ЗАО «ОПЭК» Сергей Кулешов. Много лет эта компания, кстати говоря, соседствовала с фирмой Парахина на одном и том же полигоне: так случилось, что обе фирмы арендовали один полигон. Часть «ОПЭК», часть «Экосити». И границу меж ними расчерчивал «топор войны».

- Я здесь как частое лицо, - взял микрофон мужчина в белом джемпере.

Скоро выяснилось, что он никогда «до сегодняшнего дня» не платил за вывоз мусора.

«Я жду суда», - обреченно и в то же время с каким-то воодушевлением сказал он.

Как оказалось, мужчина хочет посудиться с «Зеленой Рощей», чтобы установить истину там, как в специально предусмотренной для таких случаев инстанции. «Я хотел через суд обязать «Зеленую Рощу» заключить со мной договор», - продолжал мужчина вводить всех в изумление. Еще через минуту стало понятно, что орловец жаловался всем, включая ФСБ, и однажды даже написал Михаилу Вдовину. Похоже, связываться с ним всерьез инстанции опасались. Потому что следом он добавил: «ОБЭП единственная организация, которая пригласила меня, чтобы опросить».

Он рассказал в микрофон все, что посчитал нужным.

 «Где деньги?» - в заключение возопил мужчина, и попросил СМИ довести эти слова до всех заинтересованных.

- Это не митинг, - не выдержал модератор.

- Где деньги?! – снова прозвучал вопрос. На этот раз понять то, кому он адресован, стало и вовсе затруднительно.

Через два часа у журналистов вдруг возник еще один вопрос: почему на пресс-конференцию не пригласили Сергея Кулешева. И стало ясно, что пора закругляться. Больше без Кулешева это продолжаться не может. Организаторы, кстати, пообещали учесть замечание, и в будущем Кулешова, конечно же, пригласить. Вадим Невров, окончательно вошедший в раж, сказал, что «здесь должны сидеть» губернатор и прокурор. «И вам объяснять это все». Но наблюдательность позволила заметить, их тут нет. Даже кого-то одного из них. Что, впрочем, еще больше укрепило в мысли, что мероприятие точно нужно заканчивать.

 Напоследок организаторы зафиксировали свое обращение к чиновникам, отметив, что терпеть их выходки, конечно, можно (но не нужно). Правда, до первого диагноза онкологического заболевания: «А потом поезд в ад начинает двигаться…».

Но садиться в него, само собой, никто не спешил. Организаторы пригласили журналистов пить чай…Как и обещали. 

Мы же до сих пор в замешательстве: как тушить свалку, если ответа на этот вопрос не знают даже пожарные... 


 

Денис Волин