В Орле в 1986 году после выпуска первой коллекции Нелли Калашникову, ученицу Вячеслава Зайцева, назвали марсианкой. Ее желание, окрылять фантастическими идеями и перекроить серый мир в цветной, восприняли как полное отсутствие идеологических принципов. Сегодня Нелли Калашникова -  успешная бизнес-леди, известный дизайнер с собственным Домом Моды и брендом стильных пальто. Как удалось девушке из провинциального городка с революционными идеями завоевать популярность и устоять перед вызовом времени? «Орловским новостям» Нелли Калашникова обещала непростой разговор.

- Вы самостоятельно построили успешный бизнес. Помните, с чего начался ваш путь предпринимателя?

- - Успешный бизнес – это очень громкое слово. Если говорить в контексте финансового успеха или устойчивости, я не могу так сказать. Думаю, мало, кто из российских предпринимателей может сказать, что мой бизнес устойчивый, успешный, я вижу будущее и понимаю, куда он движется. Я совершенно не понимаю, что будет завтра. Каждый месяц или каждое полугодие могут оказаться последними в твоей деятельности. Каждые два-три года надо принимать кардинальные решения, изменяя вектор движения, потому что государство играет по своим правилам, не давая стабильности и понимания незыблемости процесса, что ли. Все время вызов, все время челлендж. Если рассказывать историю, то вся моя предпринимательская деятельность связана с профессиональной деятельностью, исходя из образования. Я по образованию художник-модельер, как раньше это называлось, а сейчас дизайнер одежды. Я закончила московский технологический институт бытового обслуживания, художественный факультет, на котором преподавал Вячеслав Зайцев. Я успела поработать на большие госпредприятия, но когда появилась возможность уйти из-под чьего-то влияния и делать то, что хочешь, я воспользовалась. Наверное, в силу вредности характера и любви к независимости. У меня к тому времени была своя команда единомышленников, воздух был напоен предчувствием свободы, и мы хотели выразить ее в своем творчестве.

(коллекция осень-зима 2015-16 г.)

- В итоге, Вам удалось выразить свой творческий потенциал?

-В большей степени, чем  у подавляющего числа дизайнеров, в меньшей, чем хотелось бы мне. Когда ты ведешь свой бизнес, то 90% времени ты занят  не творчеством. Но и при этом я считаю себя счастливым художником, мне удалось не все, но многое. Я  всю свою жизнь делаю то, что хотела, я не была зависима ни от чьего мнения, кроме мнения своих клиентов и покупателей. И я этому очень рада.

- Когда вы выпустили первую коллекцию, как это было? Как на нее отреагировали орловцы?

- Это было очень смешно. Когда у нас образовался кооператив, это было время, когда в магазинах вообще ничего не было. Ну, вообще ничего. Мы надыбали какую-то переброшенную через забор кожу, красивую и цветную, но к ней нужно было добавить ткани. Помню, как в рядах был магазин тканей. Там стояли огромные колонны по полтора метра каждая. И с трех сторон колонн в растяжку висели  ровно 6 тканей. Больше там не продавалось ничего. Несколько видов тканей нам в итоге пришлось приладить к этой коллекции. Получилось симпатично. У нас был большой круг молодежи, который воспринял коллекцию с удовольствием. Все ее раскупили, и мы были счастливы. А недавно мы устраивали показ-встречу, друзья и мои клиенты принесли вещи из той самой первой коллекции. Они целы, а ведь 30 лет прошло.

(2019 год, коллекция «Оригами»)

- Вы часто говорите «моя команда». Кто в нее входит?

- У нас дизайн-студия, и в команде работает около 20 человек. Это если посчитать абсолютно всех, включая обслуживающий персонал.  Это совсем немного. Но в моей команде есть люди, которые рядом со мной 30 лет. Совместными усилиями мы трижды участвовали в Неделях моды в Париже в шоу-румах. Не могу сказать, что это слишком успешный экспириенс, у нас были небольшие зарубежные заказы, это дало нам понимание, как экспортировать товар, как включиться в эту мировую систему. Не исключено, что и дальше мы будем работать в этом направлении.

- Новое направление – адаптивная одежда. Как вы к этому пришли? Вы подстраивались под реалии современного мира?

 - Вместе сошлись три процесса. Каждые два-три года приходиться искать новые ниши, которые еще не заполнены. Сейчас произошла резкая смена покупательского настроения. Это означает, что люди просто перестали покупать что-то в магазинах - вещи, обувь. И это не связано с низкой покупательской способностью. Может, они покупают в другом месте, может, покупают что-то совсем другое. Что-то изменилось в этом покупательском мире. Есть люди, которые знают, что делать, они умеют продавать через инстаграм, впитывают кожей эту потребность молодёжи. Есть и те, кто не понимает, что с этим делать. Отсюда у многих производителей и дизайнеров возникает чувство, что люди заелись. Есть момент разочарования, ощущения, что ты делаешь то, что никому не нужно. Это очень обидное чувство. В итоге ты начинаешь думать, кому все-таки может быть нужна твоя одежда. С другой стороны, есть общественный запрос, даже тренд на организацию доступной окружающей среды. Люди, которые все чаще появляются на улицах в колясках, вливаются в социум, претендуют на рабочие места, социальную жизнь. И они тоже должны иметь определенный дресс-код. Но не вся одежда стоящих людей подходит тем, кто находится в инвалидном кресле. Мы со своей командой просто одержимы идеей комфорта одежды, так и пришла идея. Я в интернете нашла Янину Урусову, ее имя всплывало везде на эту тему. Она оказалась легка на подъем, я с ней связалась, и мы начали работать. В первую очередь, я познакомилась с орловскими девочками, которые могли бы стать моими моделями и получить их экспертное мнение.

 

( 2019 год, коллекция адаптивной одежды)

Два месяца интенсивной работы, и мы успели к выставке, чтобы провести презентацию на CPM (Collection Premiere Moscow) для журналистов, для фокус-группы, чтобы получить экспертное мнение первых полученных образцов. Нам нужно было понять, насколько мы движемся в том направлении. Все прошло хорошо, отзывы хорошие. Мы получили вдохновляющий импульс на продолжение этой деятельности. Теперь в каждой основной коллекции будет часть моделей адаптивной группы, будем стараться, чтобы основная коллекция носила именно инклюзивный характер.

- Как вы понимали, как надо строить бизнес. Кто вам помогал?

- Да никто не понимал, что делать. Мы просто делали свою работу. Конечно, в 90-е было все намного проще. Мы отшивали, грузили в багажник, привозили в столичные магазины и просто говорили – возьмете? Они нам отвечали - крутые шмотки, конечно, возьмем. Тогда так все работали. Только в 90-х мы открыли магазинчик. Как только начали выходить бизнес книги, а это произошло не так скоро, мы их читали, составляли бизнес-планы. Все методом проб и ошибок, все нащупывалось. Но тот факт, что мы все-таки остались на рынке, не трансформировались, это заслуга моего коллектива.

(2002 год, коллекция «Latte macchiato»)

- Ощущали ли вы поддержку государства?

- Поддержкой государства я не пользовалась никогда. Один раз мне это было нужно, я позвонила, мне рассказали о кредите с залогами. Единственное, когда нас очень поддержали, это была моя коллега Ольга Золотарева. Благодаря ей мы участвовали в Российской неделе моды. У меня на тот момент не было ни денег, ни материала, чтобы пошить коллекцию. В итоге мы приняли в ней участие и даже победили.  У меня есть награда – «Серебряная туника», но эта поддержка не государства, а частного предпринимателя, такого же, как и я. Что касается господдержки, то сейчас намечаются перспективы, я надеюсь, что они осуществятся. В Орле есть центр поддержки экспорта, я случайно с ними связалась года  полтора назад, они обещают оплатить нам следующую выставку CPM.  Сейчас он действует в рамках нацпроекта по поддержке предпринимательства. Мы часто участвуем, но она безумно дорогая. И каждый сезон не имеем возможности в ней участвовать. Вроде, мы есть у них в смете. И если все сбудется, то будет, конечно, фурор. Мы будем очень счастливы.

(1998 год Гран-При 6-ой недели Российской моды)