Немецкому футбольному клубу «Карлсруэ» исполнилось 125 лет. В связи с этим центральная газета региона провела опрос среди болельщиков, журналистов и специалистов, которые должны были назвать 11 лучших игроков за всю историю клуба. Выбирали из 50 футболистов, игравших в разные годы, начиная с далеких 60-х. В итоге в число лучших наравне с легендой немецкого футбола Оливером Каном попал и орловец Сергей Кирьяков, выступавший за команду с 1992 по 1998 годы. «Орловские новости» связались со именитым спортсменом и поговорили с ним о Бундеслиге, о футболе 90-х, конфликте в сборной Германии, а также о возрождении орловского футбола.  

 - Сергей Вячеславович, как вы узнали об этом событии?

- Мне позвонили журналисты и сказали, что я вошел в эту символическую команду. Вместе со мной в нее попали Оливер Кан, Вольфганг Рольф, Эдгар Шмитт, который забил «Валенсии» четыре мяча. Чествование состоится 12 октября. Мне, конечно же, очень приятно, что моему выступлению за клуб дана такая высокая оценка.

- Вспомните то время, как вы попали в Бундеслигу и что стало для вас самым запоминающимся моментом за время выступления в Карлсруэ?

- До моего прихода в клуб «Карлсруэ» всегда был таким середнячком Бундеслиги, заканчивал чемпионат в середине турнирной таблицы, был на грани вылета. Когда я приехал, ситуация несколько изменилась. Мы впервые попали в Кубок УЕФА. И с тех пор постоянно боролись за высокие места, за участие в еврокубках. Однажды мы дошли до полуфинала. Немного не хватило силенок. В первый год были повержены такие клубы как «Бордо», «ПСВ», знаменитый разгром «Валенсии» со счетом 7:0, победа над «Боавиштой», и споткнулись мы только на «Зальцбурге». Если бы прошли, в финале играли бы с миланским «Интером»…

- Это тот самый год, когда вы были в числе номинантов на «Золотой мяч» наряду с Роберто Баджо, Райаном Гиггсом, Эриком Кантона и Денисом Бергкампом?

- Да, вошел в 20-ку. Единственный из российских футболистов в промежуток между 90-ми и 2000-м. Было такое время, да. «Карлсруэ» вышел на новый уровень. И я был к этому причастен.

- Какой момент в карьере вам больше всего запомнился?

- Моментов было очень много. Например, играя в российском чемпионате, я не мог себе представить, что можно было, проигрывая 2:0, в итоге выиграть со счетом 5:2, как было в Бундеслиге в матче с чемпионом «Бременом». Я тогда сделал хет-трик.  Мы проигрывали «Дортмунду» 0:3 уже на 19 минуте, в итоге на 45 минуте  я сравнял счет, стало 3:3. И в каждом сезоне были такие сумасшедшие матчи. Было много приятных моментов. Были, конечно, и неприятные. Но позитивных все-таки больше.

- Бундеслига сильно изменилась по сравнению с 90-ми, когда в ней играли вы?

- Главное изменение – это разница в классе двух-трех команд по сравнению с остальными. При мне были команды, которые по классу были чуть повыше, но это все нивелировалось на футбольном поле за счет мотивации других. Тех, кто слабее. Это была сумасшедшая лига, где каждый мог обыграть каждого. Да, есть мюнхенская «Бавария», которая не протяжении многих лет играет на высоком уровне и постоянно борется за победу в Лиге Чемпионов. Сейчас успешную игру демонстрирует и дортмундская «Боруссия». Но немецкий футбол всегда славился тем, что любая команда Бундеслиги могла дать бой европейским грандам.

Поэтому, наверное, против немецких команд никто не любил играть. Вспомнить хотя бы наш матч с «Валенсией». В первом матче мы проиграли по всем статьям 3:1, а затем вязли убедительный реванш 7:0. Хотя после первой игры сидели все в гостинице, вместе с будущим лучшим голкипером мира Оливером Каном, обсуждали игру и пришли к выводу, что шансов отыграться почти нет. Но дома, при поддержке трибун, особенно после того, как с разминки, на которой мы были в белой форме, ушли все грязные, я понял: что-то произойдет. И даже сейчас, вспоминая тот матч, все футболисты «Карлсруэ» гордятся этим.

- Кстати, раз уж коснулись вратарей, не могу не спросить. Как вы оцениваете конфликт, произошедший в национальной сборной Германии, касающийся голкиперов Нойера и Тер Штегена? Уместен ли фактически ультиматум «Баварии», пообещавшей не пускать в сборную своих игроков, если последний сменит первого?

-  Это неотъемлемая часть футбола. Разногласия возникают всегда. Каждый защищает свои интересы.  Вспомним хотя бы, что гранды долгое время хотели сделать свою Суперлигу, где бы не было места середнячкам. Всегда что-то происходит, всегда что-то сопровождается скандалами. И уникального рецепта здесь нет. И руководители клуба, и тренер сборной должны вести диалог, примирять или отстаивать свою позицию.

- А кто все-таки лучший: Нойер или Тер Штеген?

- Для меня это два абсолютно равных вратаря, играющих в лучших клубах мира. Друге дело, что каждый из них считает себя лучшим. Но это нормально. В футболе 11 человек выходят на поле, и на скамейке в таких клубах всегда сидят люди, на которых были потрачены миллионы евро. Каждый хочет играть. И конфликты на этой почве будут возникать всегда. И поэтому роль руководства, тренеров тут очень важна. В первую очередь, чтобы находить компромиссы и сохранять хорошую атмосферу в команде.

 - Давайте поговорим об орловском футболе. Он мертв? Есть ли возможность его возродить?

 - Орловский футбол мёртв. К сожалению, это так. Но с этой мертвой точки нужно начинать сдвигаться. И для этого необходимо не только желание всех, но и действия со стороны региональной власти. Если губернатор не хочет иметь профессиональный клуб, то дело двигаться не будет. В регионе бизнес без поддержки власти просто не потянет эту ношу.

Вместе с тем, сейчас наступает межсезонье. И я надеюсь, что что-то произойдет. Знаю, что есть предложения к руководству области, чтобы запустить процесс реанимации. И если власть эти предложения примет, то шансы на возрождение орловского футбола, бесспорно, есть.


 

Записал Денис Волин