Главному специалисту по озеленению Орла МУП «Зеленстрой» Татьяне Можиной в конце прошлого года предложили должность исполняющего обязанности генерального директора предприятия, так как экс-руководитель МУПа Константин Федотов покинул пост и ушел работать советником сити-менеджера Орла Андрея Усикова. Женщина согласилась возглавить предприятие. В должность она вступила 28 декабря 2016 года, а уже в марте в отношении нее возбудили уголовное дело. «Орловские новости»  попросили адвоката Татьяны Можиной Игоря Потапова рассказать о причинах, которые стали поводом для возбуждения дела.

- Игорь, на основании какого документа Татьяну Можину назначили и.о. гендиректора МУП «Зелентсрой»?

- Основанием для этого послужило  письменное согласие Татьяны Можиной. Однако, есть нюанс. Существует законодательство, регулирующее муниципальную службу,  в соответствии с которым на руководящие должности муниципальных предприятий можно назначать определенную категорию граждан, отвечающую определенным требованиям и прошедших аттестацию. Можина же не являлась муниципальным служащим и аттестацию не проходила, как и не подпадала ни под одно требование, предъявляемое кандидатам на руководящие должности муниципальной службы, в частности руководителей муниципальных предприятий. Я по этому распоряжению обращался в прокуратуру Советского района Орла. Мое заявление по каким-то непонятным мне инструкциям перенаправили в государственную инспекцию труда. У меня не было желания туда обращаться, да и оснований для этого не было, потому что госинспекция труда не может проверить законность назначения муниципальных служащих. Я считаю, что на замещение руководящих должностей муниципальных предприятий, даже на период исполнения обязанностей, должны быть назначены уже муниципальные служащие, потому что предприятия не должны оставаться без руководства. Сама же Можина ни опыта работы на руководящих должностях не имеет, как и не является муниципальной служащей.

- По каким причинам, на ваш взгляд, экс-сити-менеджер Орла Андрей Усиков проигнорировал требования законодательства?

- По моему мнению, экс-глава администрации Орла Андрей Усиков на эту должность назначил Татьяну Можину из-за того, что она приходила к нему со своими коллегами и жаловалась на невыплату заработной платы. Видимо, чтобы не отстаивала права работников, чтобы потом с нее как с руководителя должны спрашивать о плачевном состоянии предприятия. А бывшего руководителя «Зелентсроя» Константина Федотова, который не платил работникам зарплату, накопил огромные долги, назначили советником сити-менеджера Орла. Мне показалось очень странным, что на должность руководителя после ухода Федотова поставили человека, который не знает не только как руководить предприятием, но и что такое бухгалтерский баланс. Стоит обратить внимание, что назначили ее как раз в конце года, когда сдается вся отчетность. Причем с предприятия 17 января 2017 года уволился главбух. 

- Игорь, спустя какое время после назначения на эту должность Татьяну предупредили об уголовной ответственности?

- 17 января этого года к Татьяне Можиной пришли приставы. Они ее предупредили об уголовной ответственности в случае не погашения задолженности по шести исполнительным производствам. То есть тратить денежные средства предприятия на нужды самого предприятия или на погашение долгов перед другими кредиторами ей фактически запретили. Странно получается. Долги эти начали появляться с 2014 года при Федотове. Однако, к нему никто не приходил и не предупреждал. При этом хочется отметить, что контракт с Можиной не заключили, с обязанностями руководителя не ознакомили. Есть только распоряжение Андрея Усикова и все. Это распоряжение с точки зрения трудового законодательства написано с нарушением. Так вот, это предупреждение приставов Можина отписывает юристу. Тут же ее вызывает служба статистики за то, что вовремя не были предоставлены данные. А ведь подготовить их должен был главбух, который уволился. В службу статистики идет юрист с доверенностью от имени Можиной, но ею не подписанной, и дает объяснения за Татьяну Можину. На документе есть подпись якобы Можиной, но она не ставила ее. Есть и печать, но, полагаю, ведь в наше время ее легко изготовить. Итогом стало то, что Татьяну привлекли к административной ответственности. Я и по этому поводу обращался в прокуратуру, но уже  Заводского района Орла. Ответ таков – данная доверенность не имеет юридической силы. А то, что нарушены права Можиной и то, что юрист дал такие объяснения, за которые ее впоследствии наказали,  видимо, в нашем городе явление нормальное.

- А уголовное дело когда завели?

- Уголовное дело возбудили 28 марта 2017 года по статье 315 УК РФ. Ее обвиняют в том, что она, являясь руководителем предприятия, не погасила задолженность по шести исполнительным производствам, хотя возможность у нее была. По мнению судебных приставов, она злостно уклонилась от исполнения судебных решений, вступивших в силу. Вот я как юрист скажу так: злостность это значит неоднократность. Те деньги, которые поступили в кассу «Зеленстроя», а это чуть больше 2 млн рублей, на исполнение этих судебных решений было недостаточно.  Какой-то абсурд получается. Ведь эти деньги и зарплата сотрудников, и самой Можиной, по которым тоже есть судебные решения. И этот абсурд объясняется статистикой, которую ведут судебные приставы по количеству возбужденных уголовных дел. Качество никого не интересует. Я обжаловал данное постановление в прокуратуре Заводского района  Орла, но мне пришел отказ. Отмечу также, что перед тем как возбудить уголовное дело никто не проверил, а погашено ли хоть что-то. И это важно. Ведь Можина по одному исполнительному производству начала выплату задолженности.

- А проводились ли в рамках расследования уголовного дела экспертизы и каковы их выводы?

- Вообще должны быть доказанными цель, мотив совершения преступления, умысел. Но этого не было у Татьяны Можиной. Дознаватели чуть ли не в открытую мне говорят, что все уже доказано. Тогда у меня возникает вопрос – если все доказано, то почему до сих пор дело не передали в суд?  Не понятно мне, зачем тратили деньги на почерковедческую экспертизу, когда Можина согласилась с тем, что на документах ее подпись. Была и бухгалтерская экспертиза. А ведь экспертиза может проводиться только по возбужденному уголовному делу, а их провели раньше, чем возбудили дело. И получается, что Можину опрашивали, и она давала пояснения против себя, а затем в отношении нее возбудили уголовное дело.   А где защитник, а где постановление о назначении экспертизы, а где постановление об ознакомлении с результатами экспертизы? И почему не дали ей возможность поставить свои вопросы перед экспертами? А все, потому что не было никаких процессуальных лиц.  Кстати, на первой же встрече дознаватель предложил Татьяне Можиной признать вину. Мол, зачем ей эти судебные тяжбы. Правильно, им нет дела до того, что ломаются судьбы. У моей клиентки сын хотел поступать в военный вуз. Но проверку не прошел из-за того, что на маму завели уголовное дело. Хотя парень с трех лет шел к своей мечте.

- А что с личными счетами Татьяны?

- На стадии дознания «Сбербанк» заблокировал карту, на которую приходит заработная плата. Банк арестовал деньги на 42 млн рублей, хотя таковых у Можиной нет. Хочу обратить внимание, что санкции статьи УК, которую вменили Можиной предусматривают штраф до 100 тысяч рублей или исправительные работы. На счету было 500 тысяч рублей – это личные накопления моей клиентки. Суд арестовывает эти денежные средства, объясняя это тем, что могут появиться иски. Какие иски к ней не могу понять, ведь это преступление не материального характера. Зачем было арестовывать эти деньги? Не понятно.

-  О том, что у «Зеленстроя» долги в нашем городе уже давно ни для кого не секрет. Так почему, по вашему мнению, отвечать сейчас приходится именно Татьяне Можиной?

- Мое мнение, что из человека сделали «козла отпущения». Может быть, все это было сделано для того, чтобы МУП признать банкротом? Ведь она фактически не имеет опыта руководящей работы, тем более такого ответственного предприятия. Общая задолженность должника на 17 января 2017 года составляла не менее 2,6 млн рублей. Но ведь эта задолженность образовалась не с 28 декабря 2016 года по 17 января 2017 года. В кассу предприятия поступили 2 млн 77 тыс. рублей. Эти деньги были направлены на обеспечение контракта этого года и на оплату налогов, чтобы разблокировать счета. Что делают судебные приставы. Они накладывают «табу» на раздачу денег. Тем самым получается, что «Зеленстрой» на  лето этого года никаких контрактов не заключит, ни какой хозяйственной деятельности вести не будет, и его признают банкротом. Мне кажется, что судебные приставы являются механизмом в направлении действий на банкротство  этого МУПа.

- На какой сейчас стадии находится дело?

- Сейчас к завершению подходит дознание, и нам должны передать дело для ознакомления.  Будем процессуально теперь воевать у мировой судьи.  Много вопросов у меня скопилось к свидетелям – главбуху, юристу. Хочется, чтобы на многие вопросы ответила и прокуратура, но это будет, конечно, сложно сделать. После ознакомления с материалами дела, я хочу составить обзорную жалобу, в том числе и на прокурора Орловской области, к которому я так же обращался, и направить ее в Генпрокуратуру России.

Беседовала Марианна Альянова